Арбитражный суд Республики Карелия
Телефон справочной службы

(8142)790-590

Телефон доверия

(8142)790-600

 

Электронные сервисы

 «ТВР-Панорама» выиграла суд у Суоярвской больницы

Автор: Евгений Белянчиков    26 января, 2015

 

Медучреждение, оставившее без педиатра детей поселка Поросозеро, требовало у газеты 100 тысяч рублей компенсации за порочащую его репутацию информацию

Вместо того чтобы нормально лечить пациентов, руководители Суоярвской больницы предпочитают тратить бюджетные деньги на бессмысленные судебные тяжбы.

Пример такой истории – судебное дело «Поросозерская амбулатория против «ТВР-Панорамы», которое завершилось 23 января в Арбитражном суде в пользу газеты. Правда, больница в течение месяца может обжалось решение судьи Ирины Шалапаевой.

Напомним, врачебная амбулатория поселка Поросозеро относится к Суоярвской больнице. Последнюю и возмутила заметка, опубликованная в нашей газете еще в сентябре. Суть ее простая – Поросозеро, поселок с населением три тысячи человек, остался без детского врача. Единственная медсестра, на которой лежали педиатрические обязанности, уволилась. А на ее место никого не взяли. Мамы поросозерских детей начали бить тревогу, упирая на то, что в амбулатории эту ставку и вовсе сократили. Тревога эта дошла и до страниц нашей газеты.

Что же так возмутило в нашей заметке медиков, а точнее, руководителей Суоярвской ЦРБ? Где они усмотрели ложь и информацию, которая их порочит аж на 100 тысяч рублей?
Проблема оказалась в том, что уволившаяся медсестра была названа нашим автором врачом (для матерей поросозерских детей она таковой фактически и была), а ставка ее на самом деле не сокращалась, а просто, как говорят «зависла». То есть вакансия есть, а медработника нет.

То, что с уходом этой медсестры поросозерские ребята действительно остались без педиатрической помощи, видимо, обиженных и опороченных журналисткой «ложью» чиновников от медицины не шибко волновало. В своем возражении они даже признали, что да, педиатра в поселке больше нет, педиатрической сестры тоже. Но все равно – платите 100 тысяч и публично извиняйтесь.

Честно говоря, мы бы с радостью исправили неточность нашего автора, действительно с точки зрения закона медсестра это не врач. Только, как бы сказал один литературный герой: «А вы съездите и спросите в Поросозеро – кем была эта уволившаяся медсестра для родителей местной детворы? Съездите и спросите, и вам ответят, что она была и врачом, и сестрой, и почти матерью». И что сделали медики, когда эта сестра уволилась, а мамочки, не получившие взамен ее никого, начали бить во все колокола? Медики нашли виноватого в лице тех же мамочек и газеты, которая, к слову, за бюджетный счет не живет и не может позволить себе даже юриста в суде, в отличие от все той же больницы.

А ведь больнице придется заплатить еще 8 тысяч рублей госпошлины. Мы уж молчим про те силы и время, которые были потрачены и нами и второй стороной зря.

В конце концов, неточности, вроде этой, а ля «это лошадь отделалась испугом» решаются не в суде, а по телефону. Но в Суоярви решили сразу играть по-крупному и подали иск в Арбитражный суд.

Решение судьи Ирины Шалапаевой ожидаемо логично – отказать Суоярвской ЦРБ в удовлетворении иска полностью. Причина отказа – неподтвержденность порочащего характера сведений.

Добавим в заключении, что распространенная в газете информация действительно не порочит деловую репутацию данного медучреждения. Единственное, что может ее порочить – это сама ситуация, которая сложилась сегодня с детским медицинским обслуживанием в поселке. И не только в этом поселке.

Со всей очевидностью можно говорить о том, что бесконечная многолетняя оптимизация районной медицины, в том числе сокращение ставок медработников, уже привела к резкому ухудшению качества медицинских услуг на местах.

Вместо того, чтобы искать виноватых в лице журналистов или недовольных родителей чиновникам от медицины (не хочется обвинять самих медиков, которые порой работают за троих) стоило бы задуматься о том, что будет, когда из еще живого района уедет последний врач. Тогда, возможно, воевать начнут уже не мамочки, а папочки. Кому это надо?