Арбитражный суд Республики Карелия
Телефон справочной службы

(8142)790-590

Телефон доверия

(8142)790-600

 

Электронные сервисы

Соцстрах против беременности

Известной теле- и радиоведущей приходится доказывать, что она — честный человек.

Не так давно «Карельская Губернiя» рассказывала о странном конфликте, возникшем между фирмой «Лаки» и Фондом социального страхования. В начале прошлого года «Лаки» приняла на работу в принадлежащее ему кафе «Шансон» известную теле- и радиоведущую Светлану Васильеву. На должность арт-директора. В момент приема на работу Светлана ждала ребенка и через несколько месяцев вышла в декретный отпуск. Предприятие выплатило ей около 53 тысяч рублей пособия и обратилось в соцстрах за компенсацией этих денег.

Сбились со следа

Но соцстрах денег не дал, усомнившись в честности Васильевой. По логике страховщиков, существовала вероятность, что она только притворялась арт-директором, а на самом деле бездельничала, и государство вовсе не должно ей ничего платить. После нескольких месяцев препирательств дело было передано в Арбитражный суд.

Нет, конечно, может, Васильева и работала. В конце концов, «Лаки» предоставила в соцстрах и трудовую книжку Светланы, и подписанный ею трудовой договор, и приказ о приеме на работу, и сведения об уплате налогов, и вообще все запрошенные фондом документы. Но все же: а вдруг все это были фальшивки? Ведь может же такое быть. Тем более что, устраиваясь на работу, Васильева уже была беременна, а это в высшей степени подозрительно. Зачем беременной женщине всего за несколько месяцев до выхода в декрет оформляться на работу? Наверняка же только для виду. Тем более что раньше должность арт-директора в «Шансоне» оставалась вакантной. Странно же: небеременных на эту работу не брали, а беременную так сразу взяли. С чего бы? Бдительные ревизоры пригляделись еще внимательнее и обнаружили, что в феврале 2011 года Васильева два дня находилась в больнице… и одновременно, согласно табелю учета рабочего времени, работала. Неувязочка! Больше того, после того как она ушла, «Шансон» вновь начал обходиться без арт-директора.

— Туда в мае номинально взяли некоего Ананьева, но мы проверили табель учета рабочего времени за май — записей об Ананьеве там не было,— приводила свои доводы представитель соцстраха.— И платежную ведомость мы проверили: в мае он зарплату не получал. Значит, не работал.

— Но он ведь подписал договор 31 мая,— объясняла представитель ООО «Лаки»,— в последний день месяца. Работать начал с июня. Почему вы не запросили табель и гонорарную ведомость за июнь?

— А зачем? — не сдавался соцстрах.— 31 мая — это май, а не июнь. Мы за май и запросили.

Больше всего ревизора фонда смутило то, что фирма «Лаки» несвоевременно и не в полном объеме предоставила данные о выплатах пенсионных взносов.

— Понимаете,— объясняли социальные страховщики,— мы можем делать выводы только на основании документов. В результате любой трудовой деятельности должны оставаться следы. А тут мы никаких следов не видим. 

— Объясните,— просил судья,— а какие следы оставляет после себя рабочий, который, например, копает яму?

— Ну, свидетельские показания, подписи… Следы всегда есть,— продолжал биться за государственные деньги соцстрах.— А тут нам фотографии какие-то показывают и сценарии. Откуда мы знаем, кто это на фотографии? Где они сделаны? И сценарии, наверное, из Интернета распечатаны.

Отсутствие следов — это один из главных, несокрушимых доводов работников фонда. В последние годы они десятки, а может, и сотни раз отказывали организациям компенсировать траты на пособия их работниц, ссылаясь на отсутствие следов.

Водевиль вокруг рояля

На второе заседание суда в качестве свидетеля была приглашена сама Васильева. Она подробнейшим образом рассказала, в чем заключались ее должностные обязанности, красноречиво описала, когда и какие мероприятия она проводила, продемонстрировала знание имен бармена, главбуха и официантов и объяснила, как она смогла в прошлом феврале одновременно находиться в больнице и работать. Ведь генетический анализ не занимал много времени, утром она приходила в больницу, а с 12 до 20 часов честно «трубила» в «Шансоне». Писала сценарии, придумывала тематические вечера, вела переговоры.

— Для меня было шоком узнать, что, оказывается, я обманщица! — сказала Васильева.— За долгие годы работы в этой отрасли я заслужила себе хорошую репутацию. Думаю, любому было бы неприятно сознавать, что кто-то сомневается в его порядочности.

Казалось, после ее выступления бережливым работникам соцстраха стоило вежливо извиниться и признать хотя бы в данном случае свою неправоту. Но они продолжали стоять на своем, порой привнося в процесс легкий оттенок водевильности.

— У нас тоже есть фотографии «Шансона»,— подготовились к третьему заседанию представители фонда.— Обратите внимание: на них нет рояля, а на фотографиях с Васильевой, предоставленных истцом, рояль есть. Значит, Васильеву фотографировали не в «Шансоне».

— Где вы видите рояль? — ахнула представитель «Лаки».

— Вот.

— Но это не рояль. Это сцена!

— Да какая же это сцена? Это явно рояль.

— А по-моему, это полированный стол,— внес свой вклад в это торжество абсурда судья.

Впрочем, расхождения в видении рояля не смутили стойких защитников народных денег от народа.

— Мы допускаем, что Васильева иногда вела в этом ресторане какие-то концерты,— согласились они.— Но это могли быть разовые мероприятия. У людей, работающих по трудовому договору, должны быть свое рабочее место и стол! А Васильева сама сказала, что у нее не было ни стола, ни места. Она работала на дому? Вела переговоры за столиками кафе? У нее есть ноутбук? Прекрасно. Но это уже особые условия труда. А особые условия должны быть прописаны в договоре. Иначе человек должен работать, как все.

Как все! Восемь часов, за рабочим столом, с часовым перерывом на обед. Иначе не видать человеку от государства пособия по беременности.

— И еще Васильева не смогла назвать фамилий своих коллег,— продолжал отстреливаться соцстрах.— Только имена. Мы понимаем, если бы она была приходящая уборщица. Но она же арт-директор!

Все это, по мнению соцстраха, убедительно доказывает, что «Лаки» и Васильева пытаются обобрать наше и без того бедное государство.

— О какой популяризации материнства в нашей стране может идти речь, если у нас творится такое? — разводит руками директор ООО «Лаки» Анна Тихая.— Это же иначе чем кощунством не назвать. С одной стороны, повсюду трубят о повышении рождаемости, а с другой — каждого готовы подозревать в жульничестве. Получается, каждый человек у нас под подозрением и ему нужно доказывать, что он не верблюд.

В итоге после трех заседаний суд перенесли еще на месяц. Соцстрах хочет посмотреть отчисления в Пенсионный фонд всех работников ООО «Лаки», сравнить их с отчислениями Васильевой, и, может быть, тогда им удастся развеять свои подозрения.

№ 15 (829) 11.04.2012

Автор: Фукс Александр

Газета «Карельская Губернiя»