Арбитражный суд Республики Карелия
Телефон справочной службы

(8142)790-590

Телефон доверия

(8142)790-600

 

Электронные сервисы

Проект Пленума ВС по исковой давности не принят

Пленум Верховного суда рассмотрел проект постановления о сроках исковой давности. Судьи почти было приняли документ, который уточняет применение максимального срока давности и впервые говорит о требованиях недееспособных лиц – если бы не заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров: его опасения отправили готовое к принятию постановление на доработку, а участников юридического рынка – к детальному изучению ГК РФ.

На сегодняшнем заседании Пленум Верховного суда РФ обсудил и отправил на доработку постановление которое регламентирует применение судами норм ГК РФ, касающихся сроков исковой давности. Оно придет на смену аналогичному документу ВС и ВАС РФ № 15/18, принятому в ноябре 2001 года. В новой редакции будут учтены многочисленные изменения, которые претерпел в последнее время Гражданский кодекс РФ, например, о введении предельного 10-летнего срока давности. Также наиболее важными были признаны разъяснения, касающиеся начала течения сроков давности по искам несовершеннолетних и недееспособных граждан, и их исчисления по искам, связанным с повременными платежами, неустойками и процентами (подробнее о предложенных ВС новеллах см. "Что изменится с новым постановлением Пленума ВС").

Проект "открывает Америку, которая давно открыта", но полезен

Предложенный проект получил положительные отзывы юридического сообщества. Так, Сергей Маркин, председатель АС республики Карелия отметил, что для арбитражей наибольшее значение имеют разъяснения, связанные с применением сроков давности по повременным платежам и процентам, а также по началу истечения предельного срока для юрлиц. Он отметил, что ранее в спорах с их участием и корпоративных спорах стороны часто злоупотребляли правом, меняя состав учредителей или руководства, и настаивая на том, что эти изменения должны повлечь новое начало течения срока исковой давности. Теперь же п. 3 проекта постановления такая возможность исключена. Отметил он и важность п. 12, в котором подчеркивается особый правовой статус не только юрлиц, но и предпринимателей – для обеих категорий восстановление пропущенного срока исковой давности невозможно, независимо от причин.

Сергей Савельев, партнер "Некторов, Савельев и партнеры" считает, что новый проект Пленума ВС "в целом, полезное разъяснение", однако документ "в ряде случаев повторяет текст закона, а в ряде – открывает Америку, которая давно открыта". Самое же важное, по его мнению, учитывая, что нормы об исковой давности применяются в огромном количестве дел, после принятия постановления "просигнализировать участникам, что применяется именно этот пленум, а не известный всем пленум 15/18".

"Проект постановления заслуживает положительной оценки. Конечно, большую часть разъяснений составляют правовые позиции ранее выработанных в судебной практике, но их закреплении на уровне Пленума ВС РФ должно придать им более весомое значение и привести к единообразию практику арбитражных судов и общей юрисдикции", – комментирует Павел Хлюстов, руководитель департамента по разрешению судебных споров коллегии адвокатов "Барщевский и Партнеры.

"Некоторые соображения" Сабира Кехлерова

Единственным, кто нашел недостатки в проекте постановления был Сабир Кехлеров, заместитель генерального прокурора РФ. Он признал, что "любое разъяснение Пленума – путеводитель в правовом пространстве" и заявил, что Генпрокуратура поддерживает проект, но просит внести в него некоторые уточнения, согласно его "нескольким соображениям". "Не потому что я представляю эту систему, а потому что жизнь так складывается, что восстановление прав зачастую может быть осуществлено прокурором только с помощью судей", – отметил он.

Кехлеров считает, что в п. 2 проекта, где говорится о начале течения исковой давности при нарушении прав малолетних и недееспособных, помимо законных представителей и органов опеки и попечительства, необходимо упомянуть и прокурора. Иначе о нарушении прав этой незащищенной категории лиц он может узнать уже после истечения срока давности, особенно, если органы опеки плохо выполняют свои обязанности.

Также представителей прокуратуры, по его мнению, стоит упомянуть в п. 4 и 5, где говорится о сроках исковой давности по требованиям публично-правовых образований. Там сказано, что ее следует считать с момента, когда о нарушении узнали уполномоченные органы, на которые, в случае чего, и будет возложена ответственность за ненадлежащий контроль за использованием публичного имущества. Прокуратура же, которая также должна блюсти интересы государства, о нарушениях часто узнает слишком поздно. Он привел примеры незаконной продажи земельного участка в Ставропольском крае и комплекса предприятий в Адыгее, являвшихся госимуществом. Сделки были оформлены "задним числом", что не позволило вернуть имущество, в связи с истечением срока давности. "Нашими руками мы открываем дорогу мошенникам и нарушителям закона!" – сказал Кехлеров.

Все ли ясно с предельным сроком?

Андрей Ширвиндт, консультант Исследовательского центра частного права при Президенте РФ и преподаватель МГУ им. Ломоносова отметил, что все разъяснения можно разбить на три группы: те, что воспроизводят или корректируют предыдущее постановление ВС и ВАС РФ от 2001 года; реагируют на изменения ГК РФ и, наконец, затрагивают совершенно новые подходы и вопросы. Он считает, что "действительно историческое значение" имеют два блока документа: по десятилетнему предельному сроку давности и по по спорам с участием малолетних и недееспособных лиц. Ширвиндт отмечает, что введение 10-летнего срока исковой давности – полезное заимствование из зарубежной судебной практики. Он считает, что, с одной стороны, законодатель сделал шаг в сторону истцов-физлиц, указав, что для начала течения срока исковой давности нужно знать не только о нарушении своих прав, но и том, кто именно их нарушает. С другой стороны, добавление десятилетнего срока, который отсчитывают со дня нарушения прав – шаг в сторону защиты гражданского оборота и интересов третьих лиц. 

Согласна с ним и Юлия Карпова, руководитель судебной практики компании "Инфралекс", которая считает, что разъяснения направлены на сохранение "стабильности гражданского оборота", но "не исключают "увеличения" сроков исковой давности за счет даты, когда истец узнал, например, о конкретном лице, нарушившем его право, поскольку на этот счет позиция Верховного Суда РФ в проекте постановления не отражена". Андрей Марьин, судья Калужского областного суда говорит о том, что установив указанный срок, законодатель указал только его длительность и начало течения, а ВС разъяснил, как правильно применять новеллы.

По мнению Николая Покрышкина, партнера юркомпании "Кульков, Колотилов и Партнеры", 10-летний предельный срок исковой давности, установленный поправками в ст. 196 и 200 ГК РФ, "до сегодняшнего дня многими воспринимался как некий абсолютный предел, переступить который уже невозможно". "Пожалуй, этот смысл и вкладывал законодатель, добиваясь обеспечения стабильности оборота, – говорит он. – Однако в п. 8 проекта смягчается категоричность этого ограничения: "истцу не может быть отказано в защите права, если до истечения десятилетнего срока имело место обращение в суд или признание долга". Он считает, что это уточнение можно считать "формой нормотворчества вполне в духе ВАС РФ последних лет его существования". "Идея новеллы достаточно прозрачна, – говорит юрист, – несправедливой представляется ситуация, когда в течение 10-летнего срока ответчик активно признавал долг, а потом вдруг заявил об истечении предельного срока исковой давности и ст. 203 ГК РФ о перерыве срока перестала иметь значение, так как срок предельный". Однако, он полагает, что текущая редакция этого нововведения требует существенного уточнения, поскольку из предложенного варианта неясно, начинает ли предельный десятилетний срок течь заново с момента обращения в суд/признания долга или же он становится вообще становится не применим к спорным правоотношениям.

Вместе с тем, некоторые юристы, говоря о новелле, видят в ней и отрицательные моменты. "Стоит отметить расширение применения 10 – летнего срока давности, который согласно постановлению 2001 года применялся только к искам о применении последствий недействительности ничтожной сделки, – говорит Юлия Боброва, юрист судебно-арбитражной практики адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры". – Согласно проекту нового постановления данный срок, видимо, будет применяться ко всем искам". Она отмечает, что "истцу не может быть отказано в защите права, если до истечения десятилетнего срока имело место обращение в суд или признание долга". "Такой подход, по сути, оставляет возможность увеличения стандартного 3-летнего срока исковой давности до 10 лет на усмотрение суда. Это не вполне соответствует принципу правовой определенности", – считает Боброва.

В защиту недееспособных

Совершенно новым, по мнению Ширвиндта, можно посчитать блок о спорах с участием недееспособных и несовершеннолетних граждан. Здесь, по мнению юриста, разъяснения можно разбить на две группы: иски между недееспособными подопечными и третьими лицами и между недееспособными и их законными представителями. При этом, учитывается то, что законные представители с течением времени могут меняться. "Такой сбалансированный подход – дает возможность защитить несовершеннолетних и не ставит под удар оборот".

Выслушав мнения собравшихся, и особенно, учитывая мнение Генпрокуратуры, председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев отправил проект на доработку. 

С текстом постановления Пленума ВС РФ "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности" можно ознакомиться здесь.

 

«Право.RU»